Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных

«В диалоге с жизнью важен не её вопрос, а наш ответ» Марина Цветаева
«Бессмыслица имеет свой смысл - быть бессмыслицей» Г.И. Шпет
«Блаженна жизнь, пока живешь без дум» Софокл
URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
00:30 

выбор всегда за вами.

Черная дыра, в которой дождь.
Здесь я буду человеком без имени. без фамилии. возможно с частичным прошлым. и возможным будущим. здесь буду я. и мое второе я.
вы можете читать дневник. вы можете комментировать. я, наверно, даже буду отвечать. можете задавать вопросы и спрашивать советы. я буду отвечать.
но буду жить здесь без привязанности. как будто в жизни у меня есть только тень.

16:15 

1. Нужность. Ненужность.

Черная дыра, в которой дождь.
Нужность.
Всегда хотел его понять. Но как это сделать? Подойти к другу и спросить "Я тебе вообще нужен?"
Нет. Нужность другу это ненужность жизни. Это разные понятия. Похожи и разные одновременно. Рассуждения просты. Если я живу. Значит это кому-то нужно. Даже пусть Богу. Ему нужно, чтобы я жил. Зачем? Это неважно сейчас. Это следующий урок в жизни.
Чтобы понять, что ты никому не нужен, надо всего лишь навсего спуститься в метро. И тогда ты поймешь, нужен ты кому-то или нет. Каждый толчок в спину, бок и будет ознаменованием того, насколько ты нужен. Встань посередине и считай удары. Ты поймешь, что из миллиона проходящих мимо ты можешь понадобиться, и то возможно, только одному, которому будет, так же возможно, спросить у тебя, почему ты просто стоишь.
В жизни все должно быть подобно весам с гирьками. В жизни все так.
Ты нужен и не нужен одновременно.

12:14 

Сын. Христос. Бутылка.

Черная дыра, в которой дождь.
видал вчера тебя у вечного огня
с ребенком. от меня.
он белокурый. наш пятилетний сын.
я с вашего ухода не читаю ни бокалов, ни бутылок вин.
пять лет до брака. и пять после.
с тобою был я. иль просто возле.
и снова пять. теперь уже в разводе.
вчера я посчитал количество бутылок на заводе,
которые я выпил за пять лет...
за это в меньшей мере мне положена лишь смерть.
по большей - жить бы лет до ста
и мучаться, как мучали Христа.
подсчет сбивался. падали бутылки..
я в жизни - в гараже бесхозные подкрылки.
кому я нужен. и чего добился...
я через сорок лет бокал, который у меня вчера разбился.
что говоришь, мне интересно, об отце ты сыну?...
наверно, правду. зачем ребенку видеть не отца: скотину,
которая бутылки лишь считает, а не годы сына,
сам виноват, что жизнь моя печальная картина.
ты бросила когда-то "а что тебе мешает измениться?
или считаешь, что бутылками ты мог только гордиться?!
я сына родила не для себя. для нас."
мой интерес вдруг разгорелся... а через двадцать пять минут погас.
сегодня я считал бутылки на заводе.
я вспомнил всех: и в роте, и в работе.
крик в роте "один за всех сейчас и навсегда"...
ты сына родила для нас, не для себя, тогда...

10:41 

Дневник. Мысли. Дурь.

Черная дыра, в которой дождь.
Оу, нет! Мы пишем бред в дневнике, которой себе представляется высшей степенью своих умозаключений и дум, чтобы окружающие думали, что ты гений! А на самом деле ты пишешь бред. Бред и не более. Ты думаешь о том, что тебе никак не помогает здесь, в действительности. Твои думы являются просто твоей частью. Частицей дури. Жизнь проще того, что ты пытаешься из нее вылепить.

01:14 

Снежинка. Бомж. Ни-че-го

Черная дыра, в которой дождь.
Я в субботу проснулся во втором часу ночи. С крыши упал снег. Спать уже не хотелось, я встал, оделся. Вышел. Снег. Огромные хлопья снега. Забыв mp3 дома, я надел капюшон и пошел гулять. Машин практически не было, когда я дошел до Ленинградки. Не помню, как оказался у церкви, у вечного огня. Проехала машина. В этот момент я пожалел, что так и не купил фотоаппарат. Никакой. У вечного огня сидел мужик. Бомж. Он был легко одет. А было холодно. Сняты ботинки. Грел пальцы ног, сидя на корточках. Руки. Замерзшие руки. Наверно, это было высшим свинством наблюдать, как человек пытается согреться в этот снежный снегопад. Но это было красиво. Живописно. Если бы я был художником, я бы рисовал.
Я наблюдал минут 15. Пока не начали замерзать ноги. Я почему-то вспомнил картину Сурикова "Боярыня Морозова". Ведь Суриков ее писал, вспоминая в прямом смысле холодное детство в Сибири. Кем я был, наблюдая за замерзающим человеком? Подлецом? М? Нет, просто наблюдателем за чьим-то отрезком жизни. Пятнадцатиминутным отрезком жизни, который во мне ничего не поменял: ни злости, ни жалости. Ни-че-го. Только хлопья снега.
Сегодня утром поехал на работу на электричке. Когда живешь для себя, начинаешь что-то искать, что-то, что тебя бы проняло до дрожи, чтобы кинуло в омут хотя бы на 10 секунд. Но я слышал только торговцев. А потом я заметил девушку. mp3 в ушах. Затисканная сумка в руках. Видимо в такт музыке она качала головой и смотрела всю дорогу влево. А на одной станции повернула вправо. Смотрела долго. И глаза наполнились слезами.
Зачем я об этом говорю? Наверно, потому что и это меня не проняло. Ни сочувствия. Ни тревоги. Ни-че-го.
В десятом часу поднялась буря. Снова снег. Образ девушки засел бесполезно в голове, отрывая меня от никому не нужной моей работы. Начальник по привычке закинул голову в мой кабинет. А я смотрел в окно. Ему нет дела до меня. Я могу часами смотреть в это окно, наблюдая за падающими снежинками. С детства помнится фраза учительницы по предмету, если правильно помню , "Природоведение", что для меня звучит странно, так как я считаю, что природу нельзя "вести", скорее природа ведет "тебя", что ни одна, ни одна снежинка не похожа на другую. Отдав начальнику папку, я сел на подоконник. Я всю жизнь ставил себе планки, выбирал женщин, духи и рубашки, старался быть первым. В 23 года понял, что все это ничего не стоит. Ни-че-го.
Что моя жизнь - это вон та снежинка, которая сейчас подлетит к моему окну, чтобы обжечься о теплое окно. А моя судьба - это тот бомж, который грелся у вечного огня.

13:03 

Домашний телефон

Черная дыра, в которой дождь.
Позвонил всем, кого помню, кого хотел бы видеть и просто спросить как дела. Может быть сейчас и 21 век, но звонить друзьям по домашнему еще не вышло из моды. А ведь когда-то, чтобы достать человека, надо было к нему идти. Потом звонить на домашний. Мобильный. Почту. Аську..
Времени всех обойти нет. И я достал старый, еще начатый мамой, блокнот с телефонами подруг и старых друзей.

17:02 

Банк. Кирилл. Адреналин.

Черная дыра, в которой дождь.
Сегодня надо было дойти до банка. Раньше, на прошлой работе, у меня была заработная карта банка «ЗАО «Райффайзенбанк Австрия». В принципе какая разница, проблема была только со снятием денег: не было банкоматов поблизости. Мне приходилось после работы или во время обеда садиться в метро, чтобы доехать до банкомата, который находился через 2 остановки. Было неудобно. Новая работа мне преподнесла тот же сюрприз. Банк другой, а проблема та же. В принципе, в этом ничего плохого не вижу, кроме потраченного времени, а ведь я мог успеть на электричку и раньше оказаться в Солнечногорске. Но суть не в том.
Сегодня как обычно я поехал в банк, чтобы снять деньги. Сел на удобный стул. Очередь в шесть человек. Ну что ж. Музыка в наушниках заглушала шаги очень прилично одетых девочек. Такая высокая зарплата?! Я люблю дорогую одежду и трачу достаточно средств, чтобы выглядеть не модно, а так как мне хочется. Просто дорогая одежда очень для меня удобна, нежели купленная у нас на рынке. Хотя какая разница? Девочки бегали. Причем начали интенсивнее бегать с момента, как я сел. Все в стандарт: светлый верх, черный низ. Как в школе когда-то. Я долго на все смотрел без энтузиазма. Никакого почему-то даже желания не было. Скорее наоборот.
Я снял наушники, желая прислушаться к разговорам и шуму в банке. Жующий менеджер меня уже бесил, потому что я сидел прямо напротив него. Вот теперь какое обслуживание. Со жвачкой внутри. Видимо, чтобы заглушить слова клиента. Почему? Очень просто. Перед менеджером сидела пожилая женщина эдак лет шестидесяти пяти. Понятное дело, что жевала она не для того, чтобы освежить свой грязный рот после съеденной котлеты в столовой напротив этого банка. Она обедает там со мной. Баба. Не женщина. Но и то не то, что я хотел.
Слева от меня сидела красивая женщина около тридцати лет. Маникюр. Прическа. Духи на половину офиса развивало ее одежда и тело. Противные духи. Она оглядывалась часто на меня, думала, наверно, что я заинтересован. Песцовая шуба. Причем одна из самых дорогих. И вроде бы она даже милой мне казалась. Но не нравилась совершенно.
Справа же видела молодая мама с сыном лет десяти. Объясняла ему математику. Я прислушался. Подумал и решил. И зачем-то сказал вслух. Мама обернулась, молча посмотрела на меня… и попросила объяснить сыну задачу, потому что очередь еще долго будет тянуться, да и не скучно мне будет. Самоуверенная женщина. Видимо она живет без мужа, о чем я опять-таки вслух и сказал. Она ответила положительно. Кивком. И улыбнулась. Пятнадцать минут я объяснял, что меня в принципе завораживало. Я никогда не работал с детьми во всех смыслах. Не играл, не объяснял, не кормил, не одевал, не читал сказки. Дурак, что еще сказать о себе. Оказалось, что это удивительное чувство. Я так увлекся, что не заметил, как прошла вся очередь и вот я – следующий. Я пропустил маму мальчика вперед, оставшись с ее сыном. Я хотел еще. Общения. Задач. Адреналина. Я и подумать не мог, что меня может так завести ребенок. Женщины виляли жопами передо мной, а я увлекся сыном неизвестной мне и впервые увиденной женщины. Рассудок бушевал. А вдруг это знак? Я настолько увлекся ребенком, что толком не помнил женщины.
Мы завтра встретимся. Кто знает, к чему все это. Мальчишку зовут Кирилл. Странно, но я опять забыл имя его мамы…

13:03 

светят.

Черная дыра, в которой дождь.
ангелы оказывается редко улыбаются.

03:38 

2. Риск не риск. Со страхом.

Черная дыра, в которой дождь.
Надо не отрываться от жизни. Так подсказывает мне подсознание. Надо быть в гармонии с природой. Твердит мое тело. И надо быть привязанным к чему-то. Говорит мне жизнь.
Что-то изменилось. Игра звезд. Они кружатся вокруг меня, не внося в меня тепло. Вот и все. А единственная звезда, Солнце, мне ответило, что светит для всех. Не будет делить солнечный свет настолько, что мне достанется больше. "Или беги за мной, если успеешь!" Бежать. Ритм сердца не позволит бежать вечно, но попытка может как-то отблагодариться. Возможно. А возможно и нет. Ведь это всего лишь попытка. А значит твой выбор: риск или не риск. Да и что такое сам по себе риск?
Прыжок. Это просто прыжок туда, куда большинство не сможет окунуться с головой. Они бояться. Страх внутри заглушает желание поймать больше Солнца. Бежать, сбивая ритмы. Страх поймать риск, потому что риск превращается в страх после. И мы стоим. Мы считаем. Упустить шаг чьей-то попытки вперед в надежде, что на примере этого шага ты сможешь быть лучше. О, нет! Жизнь столько раз говорила, что только попытка что-то сделать поможет преодолеть возможность к пути в выигрыш.
Мы так боимся риска. Боимся. Как боимся признаться любимому человеку, что хотели бы с ним встречаться и по ночам вертимся в постели от безнадежного сна. "Сожалеть только о том, что сделал..." Вспоминаешь ты. Но нужно ли это? Ведь такая попытка может показать дыру. А в ней дождь. Пойми последнее и ты поймешь все.

17:03 

Времена Года.

Черная дыра, в которой дождь.
Если две или более сущности содержат одинаковые
элементы, эти элементы, точно подходящие друг к другу,
стремятся объединиться, ибо, имея одинаковое строение,
они вибрируют как одно. Подобное стремление объединиться
рождает Любовь, проявляющуюся на всех планах
существования.

Франц Хартманн.



Смена пространства. Движение. Все и многое должно быть в движении, чтобы жить и давать жизнь следующей жизни. Времена года. Наверно, не просто так кому-то захотелось палить жарким солнцем, чтобы потом заковать в лед. В каждой бессмыслице есть смысл. Летом жарко. Зимой холодно. Осень-весна - лужи и грязь. В этом должен быть смысл. Может он такой же, например, как и в том, что когда-то кто-то создал множество языков, чтобы разделить людей. Например. Вдруг так.
В детстве хотелось верить в то, что время можно заморозить на какой-то промежуток, ведь лягушка же замерзает на время, чтобы весной растаять и жить дальше.… Облить часы и заморозить на зиму, чтобы весной вспомнить о нас.
Представить жизнь на полгода без движения людей. Техника. Шаги. Надо остановить планету. На полгода. Переселив заранее всех в холод. А через полгода снова биоритмы. Поворот. Лучи солнца. И снова жизнь. Движение. Весна? Да, ведь надо же с чего-то начинать жить….

20:13 

Небесные врата.

Черная дыра, в которой дождь.
Согласно правилам игры,
Я заметаю старые следы.
Шаги. Мой бег. И мой же путь.
Теперь все это для меня не суть.
По той же сути сути нет.
И вряд ли получу разумно-правильный совет.
Когда нет чувств, то ты не жив.
А кто-то на ухо шепнет мне "leave".
Совет? О,нет. Толковый бред.
Съесть облако на завтрак. может быть обед.
Мы отрываем часть. И это будет "part".
А может нет. Ты просто у Небесных врат.

17:45 

Искусственная жизнь.

Черная дыра, в которой дождь.
Вы когда-нибудь промывали трубы в ванне после девушки, которая там неделю мыла голову? Нет? Знаете, волосы лезут и сползают в трубу. Там они застревают. Люди покупают тиред. И заливают. Но знаете в чем интересная вещь? Дело в том, химический состав волоса, это примерно сорок веществ, одним из которых является бром, свинец, титан и даже ртуть. И какой-то тиред заливают в надежде, что волос растворится. Нет. Проще взять вантуз. Грязнее, но быстрее и эффективнее.
И это наш век. Век глупости в надежде. Мы хотим натуральное растворить искусственным. Мы бежим в искусственную жизнь.

01:25 

Шаблонами.

Черная дыра, в которой дождь.
Окисляются дни
И стекают минуты,
Опадают неряшливо вялые руки.
Кто-то плачет дождем,
Кто-то где-то слезой
Под величавой очень сильной грозой.
Гласные прятались в звуках,
Нас просили молчать-
От безделицы в жизни оставалось мычать.
Тихо прячемся в книге,
Начинаем мечтать,
Забываемся просто, оставляя цветок на окне увядать.
Клип заменяет нам фильмы,
Сон прикрывает слово отбой,
А кто-то грязь во всем теле смывает ногами через прибой.
Лепестки на гвоздиках.
И фата с белой бабочкой..
Жизнь оказалась ребристой, очень быстрой ласточкой…

10:03 

Лишний.

Черная дыра, в которой дождь.
Игра такая была у меня одно время. Я брал 3 дня. В первый день я сидел за рулем. На второй у окна в автобусе. На третий я бежал через переход около этих машин и автобусов.
3 вещи рядом: машина, автобус и бегущий человек. Во всех трех случаях у вас есть музыка. Одинаковая.
Это надо себе представить. Каждый раз у меня внутри были разные ощущения чего-то. Вот я бегу и слушаю. Вот я сижу и слушаю. А потом ты становишься свидетелем, когда 3 участника сталкиваются. Кто-то погибает. Кто-то сильно ранен.
Что в этом такого? Ничего. Просто тогда ты становишься четвертым. Лишним.

17:28 

похоже на радость.

Черная дыра, в которой дождь.
Прохладно и внутри и снаружи. Во всех смыслах. /научила глупой фразе – забыть./

Новый год провел сидя на подоконнике, чокаясь об стекло, и глядя на гирлянду, которую Мисси подарила. Любительница фонарей в темноте.

Я заранее отобрал ключ от чердака у хозяйки. После курантов с двумя бутылками дешевого шампанского, батоном колбасы, бродячей белого цвета кошкой и двумя теплыми куртками пошел на крышу. Фейерверки. Мне показалось, что этот новый год каким-то пустым вышел. Именно пустым. Для многих.

Лил шампанское с крыши дома, сидя в костюме с галстуком. Смотрел на фейерверки и кормил кошку колбасой. Так смешно ещё никогда не проводил новый год. Лил шампанское, слушал музыку и смеялся в голос, что было силы. Вам, наверно, не понять, когда смеется пустота. Звук внутри разносится как в церкви молитва под куполом. И вот в этот смех заливаешь звук пузырей шампанского. Безобразно-благородного напитка. Люблю этот напиток. Он ничего не стоит, как и многое вокруг. Пузыри если только приносят ему жизнь. И все это смешивается: смех + пузыри + музыка из наушников + мяуканье.

Лучший новый год за годы, сколько у меня никого нет. Теперь будет кошка-альбинос. Я, правда, слышал, что чисто-белые кошки долго не живут.

13:13 

Упряжка.

Черная дыра, в которой дождь.
«Убивать тех, кого любишь - это не самое страшное. Есть вещи страшнее. Например, беззвучно стоять в сторонке, пока их убивает мир. Просто читать газету. Так чаще всего и бывает...»
Чак Паланик «Колыбельная»



Вчера был у Киры. Она рисовала ромашки. «- Почему именно ромашки?» «- Знаешь, ромашка – это светлый цветок. У нее белоснежные лепестки и яркое солнце внутри. Ромашка дарит тепло своим одним видом. В детстве многие дети отрывали от солнца лучи и кидали в струю ветра. Детьми мы верили, что исполнятся наши мечты, а я и сейчас хочу верить». Кира видела родителей во сне. Сказали ей четырнадцатое марта. Кира знает, что ей осталось немного. Я верю ей. Приезжаю к ней раз в неделю, и мне кажется, что с каждой неделей она будто светится. Волосы становятся все ярче и блестят так, что слепит глаза, будто ее готовят уже стать ангелом на небесах…
Новая запись не то, что от тоски и безнадежности. Просто, что такое жизнь. Жизнь – это как телега. У телеги есть лошадь. Лошади нужен кучер. Значит, один человек управляет лошадью и телегой одновременно. Или все же лошадь управляет телегой, пока кучер управляет лошадью? И если роль кучера отдать Богу, лошади – человеку, а телега - это будет жизнь, то получается интересная система. Есть только одно но: упряжка. В нашем случае упряжкой будет болезнь – рак Киры. Тогда если рвется упряжка, то лошадь остается с кучером.
Говорят, что из мелочей состоит наша жизнь. Вот она мелочь в жизни семнадцатилетней девочки, болеющей раком – упряжка…

«Если бы на одно мгновение Бог забыл, что я всего лишь тряпичная марионетка, и подарил бы мне кусочек жизни, я бы тогда, наверное, не говорил все, что думаю, но точно бы думал, что говорю.
Я бы ценил вещи не за то, сколько они стоят, но за то, сколько они значат.
Я бы спал меньше, больше бы мечтал, понимая, что каждую минуту, когда мы закрываем глаза, мы теряем шестьдесят секунд света.
Я бы шел, пока все остальные стоят, не спал, пока другие спят.»
Габриэль Гарсиа Маркес


21:18 

Зеркало.

Черная дыра, в которой дождь.
Я ходил 15 минут по клочку асфальта, чтобы слушать.… Слушать каблуков звук… Они разные…
Что же есть одинакового? Ничего… Никого.… Все индивидуально. Не было бы иначе этого слова. Однояйцовые близнецы не одинаковы, их всегда выдаст родинка или один глаз цветом. Нет одинаковой снежинки. Как бы вы не старались, вы все равно не сделаете точную копию колокольного звука... Будет очень похоже.… Но не точно так же. Нет одинакового звука двух каблуков.… Все по-своему индивидуально и личностно. Значит, мы должны радоваться индивидуальности. Ведь даже создав копию, мы называем ее «копией». Нет такого же Я. Есть второе Я…
Когда мне было пять с половиной лет, я сидел с бабушкой и она рассказывала что-то. И я спросил, почему меня назвали таким именем? Оказалось, меня назвали в честь деда. Она добавила, что судьба будет похожей…
«- А мы чем-то с ним похожи?- наивным ребенком спросил я тогда, держа в руке смастеренную бабушкой тряпичную куклу».
«- Вы оба пьяны музыкой... В остальном ничем».
Мы можем быть похожи.… Но не одинаковы… Есть только одно но: зеркало…

11:32 

Глаза

Черная дыра, в которой дождь.
Когда-то, наверно, лет в 14 я завел себе дневник. Я писал корявым, детским почерком, черной ручкой. Дневник и ручка были подарком родителей из какой-то страны. Он был на замке. Мыслей в 14 лет было мало. Из всего, что помню, так это первую запись на первой странице: «Бог дал мне два глаза. Но он обманул меня. Мама сказала, что у человека есть третий глаз, и я подумал… Если Бог меня обманул, сказав, что у меня два, а на самом деле три, то зачем мне еще глаза в моем дневнике, если невидимый третий и так уже подглядывает…»
Помню, как после этой записи я сжег дневник, оставив этот первый лист. Вчера я его нашел…

23:12 

Одинок среди толпы

Черная дыра, в которой дождь.
Я вчера примерял линзы. И хохотал от души. Я всегда представлял себя как человека со стеклянными глазами, и вот я одеваю еще одни "стеклянные" глаза. Так нелепо на это смотреть. На себя нелепо смотреть.
Я куда-то пропал. Я езжу к Кире. Сегодня уже 27 февраля. Ей стало намного хуже, но она терпит все. Смотреть на это существо становится уже непривычно, я теряю девочку, которая некогда была пухловатой и бегающей. Платья не по размеру, только кровать...
Бабушка Киры умерла. Теперь остался только я у нее. Я ей никто. Просто тогда столкнулись в аэропорту. И теперь вот так. Я хотел свозить ее в последний раз в Дрезден, но врачи сказали, что это невозможно. Ей бы понравилось, как когда-то понравилось мне. Это добрый и теплый город даже зимой. Проходящие мимо люди всегда приветливы и отзывчивы. А эти распродажи? Ностальгия. А она этого не увидит...
Время бежит. Карьера процветает, но мне она не нужна. Не нужна, потому что она ничего не стоит. Кстати, я снова купил квартиру в Москве. В другом районе, в спальном, мне там нравится. Пока я там редко бываю, как и в Солнечном городе из-за Киры. Но думаю, что я потом буду там чаще. Снова. Меня туда тянет. К одиночеству среди толпы и многочисленных фонарей...

10:51 

Жизнь застыла.

Черная дыра, в которой дождь.
Почему я сегодня здесь?.. Она умерла ровно в 01.03, в то же время, когда и родилась. Сейчас документы, оформление, квартира, нервотрепка... Я устал. Я хочу в Дрезден. Я хочу уехать, чтобы слушать пустоту и тишину. Чтобы было родное хоть что-то. Майне Фройляйн погибла как герой... Я снова с теми, кого у меня нет. Ау.. И почти видно, как мелкие капли воды тронулись с места от моего звука... Капли двинулись в жизнь. А моя снова застыла.

Жизнь со стеклянными глазами.

главная